Землетрясения, ураганы, наводнения, оползни - этим грозным природным явлениям подвержена вся территория Молдовы, в том числе Гагаузия. Но если прогнозировать землетрясения ученые еще не научились, то об ураганах мете­орологи предупреждают обычно заранее, а угрозу наводнений и оползней, чаще всего, можно предотвратить. И государство обязано это делать, потому что наша Конституция гарантирует гражданам право на безопасную для жизни и здоровья природную среду. А Закон Республики Молдова о гражданской защите обязывает органы местного публичного управления «осуществлять профилак­тические мероприятия, направленные на предотвращение (или снижение веро­ятности) возникновения чрезвычайных ситуаций и уменьшения масштабов их последствий».

Увы, у нас вспоминают о об этом обычно, когда грянет гром...

Город Вулканешты всегда находился под угрозой затопления сразу с трех сто­рон - реки Кагул и балок Флэмында и Хуми. С неотвратимым постоянством то одна, то другая часть города испытывали на себе это бедствие. Но после того, как в результате наводнения в 1968 году под водой оказа­лась вся центральная часть города, в устье реки Кагул и на балке Хуми были построе­ны плотины, что позволило обезопасить го­род сразу с двух сторон. А в 90-е годы, по решению правительства, началось строи­тельство заградительной дамбы и на балке Флэмында. Но через несколько лет стройка была заморожена. В результате, только за последние двадцать лет город уже четыре раза затапливало с этой стороны. В послед­ний раз крутой нрав Флэмынды испытали на себе жители нескольких улиц 22 сен­тября нынешнего года, когда за час в этой части города выпала полуторамесячная норма осадков. К счастью, обошлось без жертв, но десяткам семей стихия нанесла огромный ущерб. Были затоплены колодцы, погреба, сараи, выгребные ямы, туалеты. У многих погибла живность. Вода зашла в два дома, один из них признан аварий­ным. Пострадали также два агрохозяйства. - Картина была страшная, неуправля­емый поток воды несся с бешеной ско­ростью, сметая все на своем пути, - рас­сказывает Илья Куюмжу, хозяин дома №2 по улице Советской Молдавии. - Спасти что-то было нереально. Огород превратил­ся в море, виноградник на метр ушел под воду. Затопило курятник с курами, сараи с заготовленным на зиму кормом для овец, колодец, выгребную яму. Провалился ка­питальный туалет. Поднимись вода еще на 5-6 сантиметров - и вода зашла бы в дом. Чтобы предотвратить еще большую беду, Илья Алексеевич, как и его соседи, ночью по колено в холодной воде рыл траншею, чтобы отвести воду. А несколько после­дующих дней у людей ушло на то, чтобы очистить затопленные постройки и дво­ры от ила и хлама. Труд тяжелейший. И потери огромные. Только на строитель­ство нового туалета, например, у семьи Куюмжу ушло пять тысяч леев. Платить пришлось и за очистку воды в колодцах. Затоплено было более 10 колодцев, два из которых - общественные. На следующий день после наводнения пожарная аварий­но-спасательная служба района выкачала из них грязную воду. Но она оставалась мут­ной, и людям пришлось чистить колодцы за свой счет, что обошлось каждому хозяину ко­лодца в 2 тысячи леев. Главный санитарный врач района Дмитрий Гузун считает, что спа­сатели должны были сами выкачивать воду до тех пор, пока она не станет прозрачной. - Дезинфицировать воду в колодцах при­шлось дважды, - говорит Дмитрий Григо­рьевич. - Мы потратили на это свой запас, предназначенный на случай вспышки инфек­ционных заболеваний, связанных с водны­ми ресурсами. А на случай чрезвычайных ситуаций резерв дезинфицирующих средств должна была иметь примэрия. К сожалению, у примэрии такого резерва не оказалось. Кстати, по закону о гражданской защи­те, органы местного публичного управления должны создавать «в целях обеспечения гражданской защиты запасы продоволь­ствия, медикаментов, материально-техни­ческих и других средств» и обеспечивать «накопление необходимого фонда защит­ных сооружений и его содержание в посто­янной готовности к укрытию лиц, подвергну­тых опасности» (ст.10 закона). Признаться, задавать кому-нибудь из примаров вопрос о таких запасах как-то даже неудобно... По всей вероятности, несколько колодцев остались непродезинфицированными, так как дезинфекцию имеет смысл проводить только тогда, когда вода уже прозрачная. А хозяева колодца, расположенного по ули­це Щорса, №32, например, довести воду в нем до прозрачности не имели финан­совой возможности. Работает здесь лишь глава семьи, младший из двоих детей тяжело болен, и матери приходится ча­сто возить его на лечение, естественно, устроиться на работу она не может. И две тысячи леев, необходимых для того, что­бы выкачать воду из колодца, сумма для этой семьи поистине фантастическая. От наводнения 22 сентября в Вулканеш­тах пострадали 72 домовладения. Комиссия по чрезвычайным ситуациям примэрии оце­нила причиненный им материальный ущерб в 200 тысяч леев. Решение о выделении этих денег Исполком Гагаузии принял сра­зу. Однако, без утверждения данного реше­ния Народным Собранием, деньги не могут быть перечислены. А сессия НС состоялась только через полтора месяца - 10 ноября. На момент подготовки данного материала к публикации 200 тысяч леев на счета примэ­рии все еще не поступили, но, по словам примара Виктора Николаевича Петриоглу, со дня на день они должны поступить. Прав­да, после этого нужно будет дождаться сес­сии городского Совета, на которой депутаты должны утвердить протокол чрезвычайной комиссии и решить, каким образом будет распределяться материальная помощь.

Такая неповоротливость государствен­ных структур вызывает крайнее возмуще­ние у пострадавших. Многие уже не верят, что получат хоть какую-то материальную помощь, не говоря уже о полной компенса­ции за утраченное имущество. Ведь из обе­щанных 200 тысяч леев порядка 100 тысяч уйдут на покупку жилья для пострадавшей семьи, чей дом признан аварийным. Кста­ти, эта семья с двумя детьми (младшему всего два месяца) все это время вынужде­на жить в доме старшей дочери и ее мужа. Некоторые семьи потеряли все заготов­ленные на зиму запасы продуктов, жив­ность. А зима уже стучится в дверь. У многих пришли в негодность приобретен­ные для домашних животных и птицы кор­ма. В одном домовладении снесло забор. Вот такие потери материальные, не го­воря уже о психологических и душевных травмах, нанесло сотням человек одно наводнение - не самое страшное из воз­можных на Флэмынде. Но сегодня, как да­моклов меч, вновь нависла над городом угроза затопления со стороны реки Ка­гул. Вернее, не сегодня, а много раньше. В 2005 году правительство республики решило провести ревизию гидротехниче­ских сооружений на всех водных бассейнах, для чего в каждом районе были созданы со­ответствующие компетентные комиссии. С чего вдруг правительство так озаботилось состоянием гидротехнических сооружений? Да очень просто - снова «грянул гром». В том году все лето катастрофические на­воднения случались то в одной, то в другой части света. Совсем рядом, в Румынии, под водой оказались 20 уездов, затопило даже один из районов Кишинева. И оказалось, что к катастрофическим последствиям в большинстве случаев привели не ураганы и ливневые дожди, а разрушившиеся под уда­рами стихии плотины и дамбы. Обследовав плотину в устье реки Кагул, Вулканештская районная комиссия выявила, что верхний откос плотины, выполненный из монолит­ного железобетона, в средней части имеет просадку и в пяти местах разрушен. Разме­ры разрушений - от трещин в 10 сантиме­тров до 2 - 2,5 квадратных метров. В глиня­ной части тела плотины имеются промоины от 1 до 2 метров. Комиссия пришла к выводу, что состояние плотины неудовлетворитель­ное. При достижении уровня воды в Вулка­нештском озере до критической отметки (11 метров) имеется опасность прорыва дамбы, несмотря на наличие автоматического во­досброса из озера.

Обследование плотины через балку Хуми показало, что хоть она и находит­ся в удовлетворительном состоянии, но в некоторых местах требует укрепления. Комиссия обратилась в Исполком Гагау­зии и к правительству с просьбой о выде­лении 250 - 300 тысяч леев для проведе­ния ремонтных работ на плотине в устье реки Кагул. Был поставлен также вопрос о возобновлении строительства загра­дительной дамбы на балке Флэмында. С тех пор прошло 12 лет. За это вре­мя власти района и города неодно­кратно обращались в правительство с аналогичной просьбой. Но, как бы это ци­нично ни прозвучало, видимо, пока не гря­нет очередной гром, о ремонте плотины в устье реки Кагул наверху не вспомнят... Между тем, плотина продолжает катастро­фически разрушаться. Это подтвердили ее обследования в 2011 и 2012 годах. Кроме уве­личения размера трещин и промоин и появ­ления новых очагов разрушения, в 2012 году выявилось также, что заилен сифонный вы­пуск, а в аварийном водосбросе появились очаги разрушения бетона. Сильно заилено само озеро. И если в 2005 году на ликви­дацию повреждений требовалось не более 300 тысяч леев, то сегодня необходимы миллионы. Плотина в устье реки Кагул удер­живает 2 миллиона 840 тысяч кубометров воды (при средней глубине озера 4 метра). Исключить вероятность ее прорыва, к сожа­лению, нельзя. Если это, не дай Бог, случит­ся, то под водой окажутся сотни домов в го­роде Вулканешты, селе Александр Ион Куза и в нижней части села Етулия. Специалисты предупреждали об этом еще 12 лет назад. Но это еще не все. Сегодня аквадук, про­пускающий в центре города воду с балки Хуми, так сильно заилен, что его пропускная способность уменьшена процентов на семь­десят. То есть и с этой стороны город вновь оказался незащищенным от затопления. Увеличивают риски также полностью за­росшее деревьями и камышами русло реки Кагул и мусор, который люди выбрасывают прямо на берега речек и в овраги.

- Чистку русла реки Кагул в централь­ной части города мы уже начали, выиграв на это грант, - сообщил примар Виктор Пе­триоглу. - А на следующий год предстоит грандиозная работа по очистке остальной части русла реки Кагул и балки Флэмын­да. Планируем также очистить от ила и мусора аквадук и убрать шлюзы на одном из участков реки Кагул. Они уже давно на­ходятся в нерабочем состоянии и во вре­мя наводнений устраивают затор на реке. Все это будет выполнено за счет капвло­жений и собственных средств примэрии. Остается надеяться, что до следующего наводнения у примэрии хватит финансовых средств на выполнение этих мероприятий, могущих уменьшить масштабы и послед­ствия стихийного бедствия.

Ну, а вопрос о ремонте плотины в устье реки Кагул и строительстве заградительной дамбы на балке Флэмында остается откры­тым...

Вера КРЕЦУ.
г. Вулканешты.