Рассказ о В.А. Мошкове, русском генерале, основоположнике гагаузоведения

«В истории отечественной этнографии и тюркологии хорошо знакомо имя Валентина Александровича Мошкова… Особенно значителен его вклад в гагаузо­ведение, основоположником которого он по существу является».

А.М.РЕШЕТОВ, русский ученый-этнограф.

Интересная и загадочная личность, про­фессиональный военный, кадровый офи­цер царской армии, дослужившийся до высокого звания генерал-майора и вышед­ший в отставку в чине генерал-лейтенанта, талантливый этнограф, фольклорист, линг­вист, В.А.Мошков долгое время оставался в забвении, как и до его этнографических и фольклорных поисков и открытий в неиз­вестности и забвении оставался и гагауз­ский народ. Именно В.А.Мошков является первооткрывателем гагаузов, потому что его научные публикации в российской пе­риодической печати о духовной и матери­альной культуре гагаузов вылились в итоге в фундаментальную работу «Гагаузы Бен­дерского уезда (этнографические очерки и материалы)», которая, по признанию уче­ных прошлого и современности, остается самым полным и наиболее ценным сводом исторических фактов, сведений, свиде­тельств о прошлом и, я бы смело добавил, о настоящем и будущем гагаузов…

ЦИТАТА. «Генерал-лейтенант царской армии. Поразительно, что служба не поме­шала В.А.Мошкову осуществить свое при­звание этнографа и лингвиста, а, скорее, развила его талант… Открыв для себя загадочный народ «гагаузов», Мошков це­ликом посвятил себя научной работе. Он первым из русских этнографов подробно описал быт и культуру гагаузов Бесса­рабии, Болгарии, Османской империи. Его книга «Гагаузы Бендерского уезда» до сих пор остается наиболее полным сводом ценнейших данных о духовной и матери­альной культуре гагаузов ХIX века».

(Степан Булгар, историк, писатель)

Биография В.А.Мошкова, основные эта­пы становления его военной карьеры, пе­риоды его этнографической деятельности довольно-таки подробно изложены в ста­тьях российского этнографа А.М.Решетова, доктора истории С.С.Курогло (Молдова), историка С.С.Булгара (Молдова). Родился Мошков 25 марта (6 апреля н.с.) 1852 года в дворянской семье в Костромской губернии. С ранней юности его ожидала стезя военно­го: в 16-летнем возрасте он становится вос­питанником военного училища, после окон­чания которого в 19 лет получает первый, самый низший офицерский чин — подпору­чика, а вскоре его производят и в поручики. И молодой Валентин Мошков становится профессиональным военным, а это означа­ет, что он будет проходить службу там, куда его будут направлять.

В 1875 году, уже в звании штабс-капита­на, его перевели на службу на Олонецкие горные заводы Петрозаводской губернии, где у него, по утверждению А.М.Решетова, начал проявляться «повышенный интерес к специфике региональной культуры». Этот интерес очень скоро перерастет во вторую его профессию: этнографа, фольклориста, собирателя живой старины, лингвиста, историка. Мошкову 25 лет, в его жизни на­чинается новый этап — этнографический. Здесь продолжается рост и его военной ка­рьеры — в декабре 1877 г. он был произве­дён в капитаны.

Вскоре его перевели в Казань, и это ста­ло важным и значимым моментом для его будущей этнографической работы. Именно здесь развернулась его активная научно-ис­следовательская деятельность. Он знако­мится и устанавливает прочные творческие контакты с известными русскими учеными: В.В.Радловым, Н.Ф.Катановым, В.И.Ламан­ским, с редакторами российских журналов, начинает активно публиковаться. Здесь же началось его сотрудничество с Обще­ством археологии, истории и этнографии Императорского Казанского университета, где он выступал с докладами и печатался в его «Известиях». Опережая события, сле­дует заметить, что самая ранняя, ставшая и самой первой, публикация В.Мошкова о духовной культуре гагаузов увидела свет именно в Казани и называлась «Гагаузские тексты», которые состояли из нескольких фольклорных произведений. И осуществил он эту публикацию в 1895 году при содей­ствии российского тюрколога, профессора Казанского университета Н.Ф.Катанова. Именно в том, далеком уже от нас 1895 году, было положено начало гагаузоведе­ния как науки в России.

По Решетову, в 1892 году Мошков был переведен из Казани в Варшаву. Здесь, несмотря на занятость по линии основной своей службы — военного, он продолжал собирать этнографический материал от представителей разных народов России, проходивших службу в частях Варшавско­го военного округа. И если перевод его в Казань оказался для него важным и зна­чимым с точки зрения установления твор­ческих контактов с видными учеными и его профессионального роста как этнографа, то перевод в Варшаву стал судьбоносным как для него самого и его исследователь­ской работы, так и для гагаузского народа. Именно в Варшаве Мошков встретил сол­дат-гагаузов, которые глубоко заинтересо­вали его. Знакомство с ними фактически определило дальнейшую судьбу Мошкова как ученого-исследователя.

ЦИТАТА: «10 лет тому назад, собирая этнографический материал от солдат Варшавского военного округа, я, между прочим, наткнулся на представителей маленького, до тех пор неизвестного мне народца, которые называли себя гагау­зами… Мне выпало на долю счастье ис­следовать гагаузов с филологической и этнографической точек зрения, познако­мить с ними русскую публику. Само собой разумеется, что меня в вопросе этом ин­тересовало всего больше происхождение гагаузов».

(В.А.Мошков, из доклада в Варшав­ском университете 4 мая 1903 года).

Гагаузы настолько заинтересовали Мошкова 10 лет назад, т.е. сразу после знакомства с ними в 1893-94 году, что он, к тому времени уже подполковник, выучил у них язык, в те же годы составил первый в истории гагаузский словарь… А после, в 1895 году, состоялась его первая поездка в гагаузские села Буджака для сбора фоль­клорно-этнографического материала. По­сетив несколько сел, в частности Бешалму, Етулию, Комрат, Мошков собрал богатый этнографический и фольклорный урожай: 200 сказок, более 100 песен, большое коли­чество пословиц, поговорок, загадок. Одной поездкой в гагаузские села Бессарабии он не ограничился и побывал в них еще раз, продолжая пополнять собранный ранее ма­териал. Кроме того, он собрал и большую коллекцию предметов быта и культуры га­гаузов: орнаменты, ткани, узоры, эскизы, фотографии и другие изделия народного промысла. Эту богатую коллекцию Мошков передал в музей антропологии и этногра­фии Российской Академии наук в Санкт-Пе­тербурге, в фондах которого она хранится по настоящее время.

А весь собранный фольклорно-этно­графический материал В.А.Мошков, пред­варительно изучив, обобщив, системати­зировав, опубликовал в 1901-1904 годах в журнале «Этнографическое обозрение» серией статей «Гагаузы Бендерского уезда (Этнографические очерки и материалы)». Этот фундаментальный труд, являющийся, как справедливо заметил доктор истории С.С.Курогло, «своего рода энциклопедией народного быта и культуры гагаузов», в от­четном 1901 году Этнографическим отде­лом был представлен к премии им. Велико­го князя Сергея Александровича.

ЦИТАТА: «Разбираемый труд дает полное представление о происхождении, верованиях, семейном, общественном и нынешнем быте гагаузов. Нельзя не от­метить этого редкого в наших этногра­фических трудах достоинства. Автор разбираемого труда о гагаузах обнару­живает обстоятельное знакомство с исследуемым племенем, до него малоиз­вестным не только в русской науке, но и в иностранной. На основании вышеизложен­ного, этнографическое отделение счита­ет представленный на соискание премии труд В.А.Мошкова ценным вкладом в рус­скую этнографическую литературу и до­стойным искомой премии».

Этот отзыв в журнале «Этнографи­ческое обозрение» за 1901 год наглядно свидетельствует о таланте Мошкова-этно­графа и о профессионализме его как учено­го-исследователя. Подтверждением этого является и то, что годом ранее, в 1900-м, за все труды в области этнографии и фоль­клора отделение этнографии Император­ского Русского Географического общества (ИРГО) наградило его малой золотой меда­лью. Таким образом, к статусу профессио­нального военного В.А.Мошков добавил, не имея специального образования, и ста­тус профессионального ученого-этнографа — умного, талантливого, способного до­биваться поставленной цели, доводить до логического завершения начатые научные изыскания.

Показателен и следующий факт его профессионализма. В 1902 году ИРГО удо­стоило В.А.Мошкова этнографической ко­мандировкой на Балканский полуостров. Воспользовавшись предоставленной воз­можностью, Мошков посетил в 1903 году га­гаузские села Румынии, Болгарии, Греции, Турции, где, несмотря на различные пре­поны, особенно в Турции, собрал доволь­но-таки большой фольклорно-этнографи­ческий материал у местных гагаузов. Отчет об этом им был сделан в 1904 году. А науч­но-практическим результатом его экспеди­ции на Балканы стало издание небольшой по объему брошюры «Турецкие племена на Балканском полуострове», которая, к месту сказать, была переиздана в 2005 году в Ки­шиневе гагаузским писателем и историком С.С.Булгаром.

В 1904 году в Санкт-Петербурге ака­демиком В.В.Радловым в 10 томе серии «Образцы народной литературы тюркских племен» был издан еще один фундамен­тальный труд В.А.Мошкова «Наречия бес­сарабских гагаузов» (кстати, до сих пор, насколько мне известно, не переиздан, хотя сведения мои могут не соответствовать действительности). Этот поистине мас­штабный труд включает более 100 сказок, рассказов, легенд; 270 пословиц и погово­рок; около 100 загадок; больше 60 анекдо­тов; 50 песен, много других текстов, а также составленный Мошковым еще в середине 90-х годов XIX века первый в истории гага­узско-русский словарь, включавший более трех тысяч слов.

Внимания заслуживает еще один любо­пытный факт о способностях и таланте В.А.Мошкова, на который указывает А.М.Реше­тов: он обладал абсолютным музыкальным слухом, проявлял живой интерес к музыке, прекрасно играл на флейте. Обладая та­ким музыкальным даром, Мошкову удалось свободно и точно записать образцы гага­узских сказок, пословиц, поговорок, песен; на этот момент ссылаются практически все нынешние исследователи творческого на­следия ученого.

Фольклорно-этнографическая деятель­ность и научно-исследовательские труды В.А.Мошкова получили заслуженное при­знание и высокую оценку ученых XIX века — его современников и последующего периода XX-XXI вв. Выше я уже приводил отзыв эт­нографического отделения в связи с пред­ставлением главного труда Мошкова к пре­мии. Для большей убедительности еще одна цитата: «В.А.Мошков, как отчасти уже видно из его трудов, нашедших себе место в специ­альных изданиях ученых обществ, принад­лежит к видным этнографам. Он соединяет в себе замечательно большую начитанность, способность к кабинетным исследованиям с зоркою наблюдательностью, с необычай­ным, редким умением подходить к простому люду и добывать от него самые разнообраз­ные сведения… Но он не только прекрасный собиратель данных живой старины разных народностей России, но даровитый, обра­зованный, много начитанный исследователь различных сторон фольклора» (В.И.Ламан­ский, действительный член ИРГО).

Приведу высказывание о В.А.Мошкове еще одного его современника — библиогра­фа, историка, педагога, философа, этногра­фа П.Д.Драганова (1857-1928). В составлен­ном им еще в начале ХХ в. и переизданном в 1993 году в Кишиневе Алфавитном библи­отечном указателе «Ученая, литературная и художественная Бессарабия» о Мошкове говорится: «…Генерал-майор, член-сотруд­ник Императорского Русского Географи­ческого общества и многих других ученых обществ, знаток гагаузского вопроса и вооб­ще гагаузов Бессарабских и Черноморских, о которых он напечатал ряд интересных статей и книг, обнаруживающих необыкно­венную приверженность к этому почти неиз­вестному во всей остальной России народу. Кроме того, В.А.Мошков опубликовал ста­тьи и книги о соседях и родичах этих гага­узов в Юго-Восточной Европе и Северо-За­падной Азии и Этнографические сведения и о других народах, когда-либо населявших нынешнюю Россию и о самом русском на­роде» (с.193).

Как видно из этих отзывов, заслуги Мошкова-этнографа были признаны и оце­нены при его жизни, имя его, как видного ученого, было внесено в справочники в до­революционный период. Однако после 1917 года многое в отношении его изменилось. Хотя «его труды используются, но имя его фактически было надолго предано забве­нию… Но время все расставило по заслугам на свои места, и имя Мошкова, как одного из видных этнографов, основоположника отечественного гагаузоведения называется в ряду ученых, внесших громадный вклад в развитие отечественной науки» (А.М.Ре­шетов). В подтверждение слов Решетова приведу одну развернутую цитату об отно­шении к Мошкову и его научно-исследова­тельской работе ученых как прошлого, так и нового времени: «Не найдется, пожалуй, ни одного автора в области гагаузской исто­рии или культуры, который не использовал бы его материалы в своих работах. Видней­шие ученые прошлого и нашего столетия по достоинству оценили его труды. Апостол гагаузского возрождения протоиерей Миха­ил Чакир, профессор М.П.Губоглу, академик А.Н.Кононов, профессор Л.А.Покровская и другие исследователи высоко оценивали его деятельность. М.Губоглу считал Мошко­ва «поистине родоначальником гагаузского языкознания и в особенности народной ли­тературы…», А.Н.Кононов - «первым рус­ским исследователем языка, этнографии и фольклора гагаузов». В библиографическом словаре отечественных тюркологов отмече­но, что В.А.Мошков «открыл для науки ма­лоизвестный до него гагаузский язык», что он является автором «ценных исследований по истории и этнографии гагаузов», хотя в персоналии не указываются даты его жизни.

Профессор Л.А.Покровская отмечает, что «материалы В.А.Мошкова и до сего времени остаются основной научной пу­бликацией текстов на гагаузском языке». Известный российский ученый-лингвист С.Б.Бернштейн также называет его «пер­вым исследователем гагаузов в России…», что только после его публикаций материал о гагаузском языке стал проникать в об­щетюркологическую литературу и затем на­чалось систематическое изучение тюркско­го, в том числе гагаузского языкознания» (С.С.Курогло, из статьи «Валентин Алексан­дрович Мошков и истоки гагаузоведческой науки»).

И в этой части своей статьи я просто обязан, хотя бы обобщенно сказать о дво­их историках-исследователях из Молдовы (оба они уроженцы Болградского района), которые выполнили большую работу, что­бы «время все расставило по заслугам на свои места…» (Решетов) и чтобы В.А.Мошков и его научное наследие вернулись в Бессарабию, Гагаузию и стали достояни­ем гагаузского народа: - доктор истории, писатель С.С.Курогло и историк, писатель С.С.Булгар. По словам С.С.Курогло, рабо­та эта началась еще в 80-е годы прошло­ десятилетия, но не закончилась еще, хотя биография В.А.Мошкова в основном была установлена. Вот как об этом пишет С. Ку­рогло в указанной выше статье:

«Еще в 1986 году в молдавском энцикло­педическом издании, посвященном литера­туре и искусству республики, нами была опубликована статья о Мошкове, помещена его фотография, правда, наше авторство в ней не было указано. Наши поиски в архиве Географического общества, в библиотеках России, других республик продолжались почти два десятилетия. Сегодня мы можем сказать, что завеса времени приоткрыта и недалек тот час, когда мы сможем поведать нашей общественности полную биографию В.А.Мошкова».

Статья Курогло была написана в самом начале двухтысячных. В эти же годы: вторая половина 90-х прошлого столетия - начало двухтысячных - изучением жизни и деятель­ности В.А.Мошкова параллельно с Курогло занимался С.С.Булгар (но они работали и в творческом союзе, о чем чуть дальше будет сказано). С.Булгар написал очерк «Валентин Мошков», который вошел в его книгу «Гагаузские судьбы» (Кишинев, 2003, с.186-192). И коль скоро я коснулся работы С.Курогло и С.Булгара по поиску биографии и творческого наследия Мошкова, приведу ряд их высказываний о деятельности уче­ного (не указывая, откуда они взяты, чтобы не занимать площадь статьи, но в общем заключении укажу все источники, которые использовал при ее составлении).

С.С.Курогло: «Известный и неизвест­ный, В.А.Мошков предстает перед нами как незаурядная и высокообразованная лич­ность, поведавшая ученому миру России и зарубежья о неизвестном до него наро­де…»; «Трудно себе представить гагаузове­дение как отрасль науки без В.А.Мошкова. Он поистине является его родоначальни­ком…»; «Для нас важно то, что наиболее полномасштабно завесу гагаузской исто­рии… раскрыл Валентин Александрович Мошков…»; «Творческое наследие Мошко­ва неисчерпаемо… Мошков был и остается нашим проводником в поисках корней гага­узов, в изучении их быта и культуры, исто­рии народа. Его по праву называют родо­начальником гагаузской этнографической науки, языкознания и фольклористики»; «…его материалы являются для нас своего рода первоисточником гагаузского народ­ного быта и культуры…»; «Мошков считал великим для себя счастьем знакомство с гагаузским народом, с которым надолго связал свою судьбу…». (В скобках должен заметить, что одна из первых публикаций С.С.Курогло о Мошкове и первая для наше­го района появилась в в №11 газеты «Друж­ба» от 16 сентября 1989 года и называлась «Валентин Александрович Мошков», вот небольшая выдержка из этой статьи: «… Роль В.А.Мошкова в развитии культуры гагаузского народа поистине неоценима. До появления его работ о гагаузах почти ничего не было известно. Мошков В.А., можно сказать, впервые во весь голос за­говорил о гагаузах, их культуре. Благодаря его деятельности стало известно, кто такие гагаузы, каковы истоки их происхождения, из каких краев они переселились в Бесса­рабию». Это - 1989 год, когда поиски био­графии и научного наследия В.А.Мошкова начинались; это - С.С.Курогло; и это - в бол­градской газете «Дружба»).

Было бы несправедливо не привести ряд высказываний С.С.Булгара, заслуга которого в возвращении к нам Мошкова и его работ так же высока и значительна. В самом начале своей статьи я уже приводил цитату из его очерка о Мошкове; вот ещё несколько коротких выдержек из его статей:

«Научные исследования В.А.Мошкова отличаются высоким профессиональным уровнем, содержат новые для своего вре­мени открытия и материалы, которые не утратили актуальности также и для совре­менной науки…»; «Его работы ценны тем, что, собирая этнографический материал, он долгое время жил среди гагаузов, вслед­ствие чего зафиксированные им факты приобретают большую достоверность»; «В.А.Мошков оставил большое научное на­следие. Особая заслуга его состоит в том, что он один из первых среди ученых подверг подробному исследованию духовную и ма­териальную культуру гагаузского народа».

Можно продолжать цитирование С.Ку­рогло и С.Булгара, но, думается, в этом больше нет необходимости, потому что из приведенных высказываний, которые гра­ничат с афоризмами, становится понятно, что В.А.Мошков значим, дорог, велик для них. И после их слов появляется интерес к его жизни и деятельности и желание оку­нуться в творческое наследие ученого…

Не могу пройти мимо и совместной ра­боты двух Степанов Степановичей по воз­вращению к нам В.А.Мошкова и его иссле­довательских трудов. Именно их творческий тандем подготовил к изданию главный труд Мошкова «Гагаузы Бендерского уезда» и издал-таки его в 2004 году. Еще накануне издания книги С.Курогло писал, что «пе­реиздание монографии великого ученого явится еще одним шагом в возвращении В.А.Мошкова в нашу жизнь, в нашу память». С ним солидарен С.Булгар, который уже по­сле выхода книги из печати подчеркивал: «Переиздание этнографических очерков «Гагаузы Бендерского уезда» является про­явлением уважения к памяти выдающегося ученого, а также возможностью передать будущим поколениям свод ценнейших све­дений о духовной и материальной культуре гагаузов конца XIX - начале ХХ вв.».

Характеризуя и оценивая очерки, С.С.Булгар замечает: «Здесь все - от тер­ритории до народного календаря, от родин, крестин, свадеб до похоронных обрядов. Сугубо научный труд Мошкова граничит с поэзией - настолько он переполнен ду­ховными сокровищами фольклора». И действительно, знакомясь с содержанием книги, читая «переполненные духовными сокровищами фольклора» ее страницы, невольно возвращаешься в мир детства, отрочества, ранней юности; погружаешься в прошлое наших далеких предков, наших бабушек и дедушек, в их дух и душу и ощу­щаешь прилив неподдельного интереса к этому прошлому - далекому и не очень. И в душе, мыслях и сердце рождается такое же невольное и неподдельное восхище­ние этим прошлым, и появляется желание вернуть все это и сохранить для грядущих поколений, навсегда сохранить, на веки вечные… А это уже проявление здоровых эмоций и чувств, что также важно и значимо в жизни каждого человека, особенно в наше меркантильно-прагматичное время…

И еще об одном заслуживающем внима­ния факте научных изысканий В.А.Мошко­ва: он проявляет себя и как историк, пове­ствуя не только о далеком прошлом или о ранней истории гагаузов, но и рассматри­вая отдельные периоды их более поздней истории. На этот момент обратили внима­ние нынешние историки, исследующие деятельность Мошкова. Булгар, в частно­сти, пишет: «Мошков затрагивает также некоторые этапы поздней истории гагаузов. Основываясь на рассказах и преданиях, он пишет об участии гагаузского ополчения во главе с ротмистром Ватикиоти в русско-ту­рецкой войне под началом Кутузова. Вкрат­це касается переселения с Балкан» (см. главу «Территория, занимаемая гагаузами, и происхождение этого народа» в переиз­данной в 2004 году монографии «Гагаузы Бендерского уезда», с.5-21). Другое дело, что во времена Кутузова термина «гагауз», определяющего принадлежность к этносу, еще не было, и гагаузов записывали «бол­гарами, говорящими по-турецки». Тем цен­нее и значимее исследования Мошкова и приводимые им факты, что он доказал уча­стие в ополчении и гагаузов…

В самом начале своей статьи я написал, что Мошков - «интересная и загадочная личность», и от этих слов не отказываюсь: оказалось, что это действительно так и есть. В тех источниках, которыми я распо­лагаю и которые использовал при подго­товке данной статьи, о генерале Мошкове я встретил и такой факт, который открывает нам еще одну грань его таланта и способ­ностей; и перед нами предстает неорди­нарная, незаурядная, высокоинтеллекту­альная личность: «Еще в начале прошлого века Мошкова называли «Российским Нострадамусом», поскольку он «предрек основной ход российской истории до 2062 года…», отмечает в своей статье Геннадий Айплатов» (С.С.Курогло). И далее С.Курог­ло включает в свою статью три небольших отрывка из статьи Г.Айплатова. Я, в свою очередь, приведу один из этих отрывков из его, Айплатова, статьи: «Особое место в научном наследии Мошкова занимает из­данное в 1907-1910 годах в Варшаве двух­томное фундаментальное исследование «Новая теория происхождения человека и его вырождения, составленная по данным зоологии, геологии, археологии, антропо­логии, этнографии, истории и статистики» (т.1. Происхождение человека. - Варшава, 1907; т.2. Механика вырождения. 1912 год - начало «железного века» - Варшава, 1910). Это исследование - настоящая книга судеб нашего отечества, ибо в ней Мошков - «Рос­сийский Нострадамус» - предрек основной ход российской истории до 2062 года…» (в скобках должен заметить, что пользова­тели интернета легко могут найти и позна­комиться с этим исследованием Мошко­ва и со статьей Г.Айплатова «Российский Нострадамус Валентин Мошков», которая опубликована в журнале «Чудеса и приклю­чения», №7, 1993.)

Необходимый комментарий. В мар­те 2017 года исполнилось 165 лет со дня рождения В.А.Мошкова; специально к этой дате я и стремился написать статью. Но составлялась она тяжело, давалась мне с трудом; задуманную, однако, еще лет 10-12 назад, мне все же хотелось довести ее до логического завершения. Сложность рабо­ты заключалась еще и в том, что я так и не научился пользоваться компьютером и про­должаю работать на доисторической техни­ке. Вдобавок ко всему у меня практически оборвалась связь с Гагаузией, и я так и остался в неведении, удалось ли «поведать нашей общественности полную биографию В.А.Мошкова» (С.С.Курогло); неизвестно мне и как увековечена его память (а то, что в Гагаузии она увековечена, сомневаться не приходится), многое неизвестно мне о «современном Мошкове».

Но мне немного повезло: в одной статье о Мошкове, прочитанной в газете «Вести Гагаузии» за апрель 2012 года, встретил дату его смерти: 19 ноября 1922 года. Зна­чит, следы его, затерявшиеся после сен­тября 1913-го, когда он вышел в отставку, отыскались. Но о 9-ти годах жизни после ухода с военной службы и до кончины не было ни слова (впрочем, и не могло быть в той статье: она сугубо о его гагаузской фольклорно-этнографической деятельно­сти), и этот информационный пробел мне так и не удалось закрыть. Но, несмотря на это, я все-таки решился составить статью на основе тех материалов, которые ока­зались под рукой и которые проштудиро­вал 2-4 раза. Основной моей целью было написать о Мошкове-ученом: этнографе, фольклористе, собирателе живой старины, лингвисте, историке, первооткрывателе га­гаузского народа, гагаузского языка, осно­воположнике новой науки - гагаузоведения. Получилось ли что-либо у меня - не знаю, не мне судить…

Мирон ДЕРМЕНЖИ.
с.Кубей.

Мне остается указать литературные источники, которые помогли составить дан­ную статью; представлены они будут в хронологической последовательности, т.е. по годам издания.

  1. ЭТНОГЕНЕЗ И ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ГАГАУЗОВ. Материалы и исследова­ния, посвященные 150-летию В.А.Мошкова. Кишинев - Етулия, 2002.

1) В.А.Мошков. Территория, занимаемая гагаузами, и происхождение этого на­рода. с.7-32.

2) С.Куроглу. Валентин Александрович Мошков и истоки гагаузоведческой на­уки. с.33-41.

3) С.Булгар. История гагаузского народа в научных исследованиях В.А.Мошко­ва. с.103-110.

  1. Степан Булгар. ГАГАУЗСКИЕ СУДЬБЫ. Деятели науки и культуры: 200 лет истории. Кишинев - 2003. с.186-192.
  2. В.А.Мошков. ГАГАУЗЫ БЕНДЕРСКОГО УЕЗДА (Этнографические очерки и ма­териалы). Кишинев - 2004.

1) В.А.Мошков. Этнографические очерки и материалы. с. 5-451.

2) А.М.Решетов. В.А.Мошков как ученый (К 150-летию со дня рождения). с.453- 459).

3) Письма В.А.Мошкова академику В.В.Радлову. с.459-468).

4) С.С.Курогло. Валентин Александрович Мошков и истоки гагаузоведческой науки. с.469-475).

5) С.С.Курогло. Ученый-этнограф В.А.Мошков. Возвращение в жизнь. с.477-484.

6) С.С.Булгар. К столетию издания этнографических очерков В.А.Мошкова «Гагаузы Бендерского уезда». с.485-491.

  1. В.А.Мошков. ТУРЕЦКИЕ ПЛЕМЕНА НА БАЛКАНСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ. Кишинев, 2005.

1) Степан Булгар. Этнографические исследования В.А.Мошкова на Балканах. с.5-13.

2) Отчет о поездке на Балканский полуостров летом 1903 г. В.А.Мошкова. с.14- 60.

  1. А.Кёся. ПЕРВЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ГАГАУЗСКОГО ФОЛЬКЛОРА («Вести Гагау­зии», №29-30, 13 апреля 2012 г.).