В детстве Сайгун учился игре на фортепиано. Однако то были лишь азы музыки: нотная грамота, постановка рук, упражнения, этюды. Гармонию, полифонию, инструментовку, историю музыки Сайгун штудировал самостоятельно. Сомнительно, чтобы он знал о словах русского литератора Дмитрия Писарева «настоящее образование есть только самообразование», а возможно и о самом ее авторе, но интуитивно следовал им очень последовательно.

Уже в 18 лет Сайгун преподавал музыку в общеобразовательных школах родного Измира, а через год, в 1926, он стал учителем в музыкальной школе турецкой столицы.

В 1928 году Ахмед Аднан Сайгун едет в Париж. Сперва он пользуется помощью приватных педагогов, но потом поступает в класс композиции Схола канторум.

Злые языки говорят, что, кто может - делает, кто не может - учит, кто не может учить - руководит. Сайгун мог делать, мог учить, мог руководить. Вернувшись в 1931 году в Турцию, он сочиняет и дирижирует, обучает сочинению и дирижированию, занимается музыкально-административной работой.

Художественный стиль композитора Сайгуна сформировался на основе турецкого национального миропонимания и европейской музыкальной доктрины. В музыкальном искусстве Турции Сайгун открывал новые горизонты. Первой поставленной турецкой оперой стала лирическая драма Сайгуна «Феридун». Это произошло в 1934 году в Анкаре. Там же, спустя 15 лет, был создан первый в Турции  оперный театр. Он был открыт исполнением 1-го акта оперы Сайгуна «Керем». Совместно с выдающимся венгерским композитором Бела Бартоком Сайгун совершает несколько фольклорных экспедиций по Турции. Собранные мелодии прямо или опосредованно будут впоследствии фигурировать в сочинениях обоих композиторов. Симфонии и струнные квартеты, инструментальные  миниатюры и хоровые композиции Сайгуна впитают в себя живительный дух народной музыки. Впрочем, традиционалист Сайгун не чурался и средств современной техники сочинения, однако действовал при этом достаточно осмотрительно и вдумчиво... Не все в музыке Сайгуна одинаково удачно и значимо. Но только посредственность всегда в форме. И не может каждая нота быть на вес золота, хотя бы потому, что музыка отражает жизнь во всех ее проявлениях, всегда разных по природе и качеству.

Сайгун зарекомендовал себя и как незаурядный дирижер. Творческое дарование музыканта позволяло вдохнуть кипучую жизнь в формально безмолвные нотные знаки и художественно убедительно раскрыть мир и дух музыки. Оркестр под руководством Сайгуна был изящен и темпераментен.

Много сил отдал профессор консерваторий в Стамбуле и Анкаре Ахмед Аднан Сайгун подготовке турецких музыкальных кадров. Он учил не только профессиональному ремеслу, он учил пониманию музыки как универсальной концепции мировоззрения, учил тому, что художник не починяется закону, а сам творит его, учил, что всякая истина безоговорочна и самодостаточна.

Одной из истин для Сайгуна было то, что высокое искусство всегда должно содержать в себе высокие нравственные идеалы. Внутренние переживания музыкант претворял в звуки. Музыка стала для него организующей силой всего жизненного уклада, обителью душевного равновесия... Еще при жизни Ахмед Аднан Сайгун выдвинулся в число наиболее значительных и уважаемых музыкантов Турции. Почести, между тем, часто меняют нрав. И, как правило, не в лучшую сторону. Сайгуна эта беда, к счастью, обошла стороной...

Беспокойное сердце не давало сидеть, сложа руки: Сайгун продолжал трудиться на музыкальном поприще до своего конца. Он умер 83 лет от роду. Сегодня Ахмед Аднан Сайгун признан классиком.

Сергей ПРОНИН,
музыковед.
г. Одесса (Украина).