С таким отчаянным призывом собирается обратиться в Народное Собрание и  к Башкану Гагаузии группа жителей города Вулканешты с ограниченными возможностями в надежде обратить внимание властей автономии на проблемы в системе определения инвалидности в Молдове. В настоящее время в городе идёт сбор подписей.

12 марта 2018 года было принято постановление правительства о реформировании системы определения инвалидности в Молдове. В результате реформы были упразднены районные консилиумы установления ограничения возможностей и трудоспособности (КУОВТ). В народе их до сих пор называют по старинке - ВТЭК (врачебно-трудовая экспертная комиссия). Вместо районных консилиумов сегодня в Национальный консилиум по определению ограничения возможностей и трудоспособности входят 15 экспертных групп и 3 контрольные комиссии, которые проверяют деятельность экспертных групп и жалобы граждан. Все они находятся в Кишинёве. Правда, в Кишинёв ехать не обязательно, достаточно предоставить пакет документов в территориальную структуру в районном Центре здоровья и ждать результатов из Кишинёва.

Целью реформы было снижение коррупции в системе и усовершенствование процесса определения инвалидности. Декларировалось, что процесс станет «объективным, справедливым, прозрачным и отвечающим потребностям населения». Однако, многие жители города и района с ограниченными возможностями считают, что ожидания от реформы не оправдались. Наоборот, положение многих из них ухудшилось, увеличилось количество жалоб и заявлений на необъективность принимаемых в Кишинёве экспертными группами решений. Дело в том, что инвалидам всё чаще стали пересматривать установленную степень ограничения возможностей в сторону их облегчения и, соответственно, уменьшения размера их пенсий, пособий. С этим сталкиваются даже больные с неподдающимися лечению формами заболеваний. Подавая жалобу на решения экспертов, инвалиды стараются уже лично присутствовать на повторном освидетельствовании и едут (обычно с сопровождающим лицом) в Кишинёв. Но такие поездки при мизерных пенсиях и пособиях могут позволить себе не многие. Да и переосвидетельствование редко что-то меняет. Отчаявшись, некоторые перестают вообще подавать документы на подтверждение инвалидности и просто доживают. В безвыходном положении оказались лежачие больные, одинокие, у которых нет возможности обследоваться. Если раньше специалисты ВТЭК выезжали к таким больным на дом и проводили освидетельствование на месте, то сейчас они полностью заброшены. В Вулканештах есть люди с ампутированными конечностями, имеющие вторую и даже третью группу инвалидности. Но это, наверное, прежде всего недоработка социальных служб.

Ещё одним фактом дискриминации людей с не поддающимися лечению заболеваниями является необходимость ежегодно проходить процедуру освидетельствования. Разве это не издевательство над человеком с ампутированной ногой, например, которому надо ежегодно доказывать, что у него нога не выросла? Или не прозрели глаза.

Пенсии и пособия ниже прожиточного минимума плюс изменившиеся правила определения инвалидности наводят на мысль, что государство поставило перед собой цель вообще уничтожить такую социальную группу населения, как люди с ограниченными возможностями. Те из них, кто не прикован к инвалидной коляске, чтобы выжить,  устраиваются на работу - часто тяжёлую, потому что выбора нет. Многие работодатели вынуждают инвалидов работать полный рабочий день, ущемляют в других правах, считая, что инвалид должен быть благодарен уже за то, что его взяли на работу. Всё это ещё больше подрывает здоровье уже больных людей.

«Жители города с ограниченными возможностями просят депутатов и Башкана использовать все данные им законом полномочия и возможности для того, чтобы добиться возвращения в Гагаузию районных консилиумов установления ограничения возможностей и трудоспособности. Они уверены, что невозможно объективно оценить состояние больного, не видя его, полагаясь только на проведенное на местах обследование и заключение лечащего врача. Тем более, если это обследование проведено в таком районе, как Вулканештский, где в медицинских учреждениях отсутствует даже нормальный рентген - аппарат, не говоря о сложной диагностической аппаратуре. Где нет многих врачей узких специальностей», - рассказывает экс-председатель городского общества инвалидов Тамара Желез, хорошо знающая проблемы этих людей.

Действительно, в Вулканештском районе самая низкая в стране обеспеченность врачами и большие проблемы с диагностированием. И очень высокая смертность. Эти данные приводятся в составленном недавно Профиле здоровья Вулканештского района. Смертность трудоспособного населения от сахарного диабета, например, в 2,5 раза превышает общереспубликанские показатели. А среди них как раз очень много инвалидов. Так может, проблему нужно искать именно здесь, а не в реформе процедуры определения инвалидности?

По мнению начальника районного подразделения Территориальной Кассы социального страхования Константина Касапа, основная проблема людей с ограниченными возможностями состоит в отдаленности или вообще недоступности диагностических и реабилитационных центров и в низком качестве медицинского обслуживания. Если человек заболел, он должен получить доступную возможность пройти полное обследование, получить точный диагноз и курс лечения. А при необходимости, собрать и отправить пакет документов на освидетельствование ограничений своих возможностей и трудоспособности.  И продолжать реабилитацию. «При таком уровне медицины никакого значения не имеет, где заседает Консилиум - в Кишинёве или Москве. Да хоть в Токио!», - уверен Константин Миронович.

 Но что делать нам здесь и сейчас, если родное государство не может обеспечить своим гражданам гарантированное Конституцией право на достойный уровень медицинского обслуживания и реабилитации.

А что думает обо всём этом человек, который разбирается в проблемах инвалидов больше, чем кто-либо в Гагаузии? Сергей Георгиевич Долапчиу 12 лет возглавлял районный Консилиум установления ограничения возможностей и трудоспособности, который обслуживал Вулканештский и Комратский районы. Вот его мнение:

«Полтора года назад, когда начались разговоры о реформе, я обращался с этим вопросом к Председателю Народного Собрания Владимиру Михайловичу Кысса и Башкану Ирине Фёдоровне Влах. Во время визита в Комрат премьер-министра Павла Филипа высказал и ему своё мнение о том, что отказ от районных консилиумов может привести к серьёзным проблемам в системе определения инвалидности. Нельзя сделать объективный вывод о состоянии здоровья человека, не видя его, не осмотрев и не выслушав. Это моё твёрдое мнение, как врача с большим опытом работы. Сегодня, сталкиваясь с людьми с ограниченными возможностями, я убеждаюсь, что был, к сожалению, прав. Среди этой категории людей много недовольных новой процедурой определения инвалидности, много отчаявшихся, махнувших на свою жизнь рукой. И чем дальше от Кишинёва, тем их больше. Потому что нищета не позволяет большинству людей с ограниченными возможностями поехать за 150 - 200 километров на освидетельствование.

Другая сторона проблемы - кадровая. В районные консилиумы брали людей с большим опытом практикующего врача и экспертной работы. Они работали на постоянной основе и хорошо знали свой контингент. После реформы эксперты КУОВТ оказались не у дел. Конечно, нам предлагали работу во вновь образованных экспертных группах, но для этого необходимо было переехать в Кишинёв, решать проблему с жильём. Большинство из старых кадров не смогло принять приглашение на новое место работы. В итоге в Национальном консилиуме по определению ограничения возможностей и трудоспособности образовалась большая нехватка кадров. Соответственно, нагрузки на экспертов повысились. Я сочувствую своим коллегам, которым приходится выносить свои решения о состоянии здоровья человека по бумагам. Эта задача не из лёгких.

Не знаю, возможно ли сегодня добиться возврата к районным консилиумам. Но не обратить внимание на отчаянное положение сотен жителей автономии с ограниченными возможностями невозможно».

 Вера КРЕЦУ.