К 70-летию самой массовой депортации населения в Молдавии

После установления советской власти в 1944г. одной из главных задач стало  восстановление сельского хозяйства и строительство колхозов. Но это осложнилось небывалой засухой 1945-1946гг. в Молдавии, которая нанесла особенно большой вред единоличным хозяйствам и  привела к страшному голоду в республике. Возможные потери от голода оцениваются экспертами до 200 тыс. человек. Но власти продолжали требовать от населения обязательного выполнения плана поставок зерна и других продуктов. Так, на своем заседании 2 апреля 1946 г. (в разгар голода) Тираспольский сельсовет принимает решение «Обязать граждан с. Тирасполь вывезти 400 тонн хлеба на станцию Чадыр-Лунга и окончить за два дня». И только в августе 1946 г. план хлебозаготовок республики решением Совета Министров СССР был снижен в 3,7 раза. Репрессивная политика по отношению к крестьянству, непосильные налоговые и хлебозаготовительные компании не могли не вызвать ответной негативной реакции со стороны крестьянства. В обществе усилились антисоветские настроения и отрицательные высказывания в связи с организацией колхозов, имели место случаи проявления агрессии. По сообщению МВД МССР, в ночь на 24.11.1946г. в с. Бешалма Конгазского района в помещении сельсовета выстрелом через окно был ранен председатель сельсовета Чикир И.Н. В августе 1948г. в селе Конгаз были выведены из строя 2 комбайна.

К лету 1947 г. наиболее тяжелые последствия засухи были преодолены и власти снова поставили вопрос об ускорении темпов коллективизации. По состоянию на 13.12.1948г., в Молдавии было коллективизировано лишь 26,6% крестьянских дворов, было создано 812 колхозов. А в районах компактного проживания гагаузов и болгар коллективизировано было 55,7 крестьянских дворов, создано 111 колхозов. Особенно высокого уровня коллективизации достигли в Чадыр-Лунгском районе – свыше 70%. Хотя и здесь процесс продвигался с большим трудом. Так, на заседания исполкома Тираспольского сельсовета неоднократно рассматривался вопрос о неудовлетворительной работе сельсовета, председателя, агроуполномоченных по хлебопоставкам. Им объявляли выговора, снимали с работы, обвиняли в саботаже, срыве выполнения  хлебопоставок, укрывательстве кулаков и привлекали к ответственности.

С курсом на коллективизацию сельского хозяйства в Молдавии неразрывно связана политика раскулачивания.   Вначале кулацкие хозяйства не выделялись в особую группу. Они входили в число единоличников. Бывшие кулацкие хозяйства, в большинстве своем вступившие в колхозы, но затем исключенные из них, были вынуждены вести индивидуальные хозяйства. Они ощущали государственный прессинг гораздо сильнее, чем  колхозники. С середины 1947г. на кулацкие хозяйства был увеличен сельскохозяйственный налог. Так, средний размер налога на одно кулацкое хозяйство в Молдавии повысился  с 533 руб. в 1947г. до 1284 руб. в 1948г. Кулаки привлекались  к обязательным поставках сельскохозяйственных продуктов по нормам, на 50% превышающим установленные для бедняцко-середняцких хозяйств. Часть из них саботировало налоги и хлебозаготовки и к ним применялись суровые меры. Так, в апреле и мае 1947г. решением Тираспольского сельсовета были составлены акты на «кулаков» Лазарева Николая Федоровича и Киося Владимира Ильевича за саботаж, которые были переданы в прокуратуру.

17 августа 1947 года Совет Министров СССР поручил правительству Молдавии определить признаки кулацких хозяйств с тем, чтобы выделить их в отдельную социальную группу. А 30 августа Бюро ЦК КП Молдавии приняло Постановление «О выявлении кулацких хозяйств  в уездах Молдавской ССР и обложении их налогами».  Согласно этому и другим документам, кулацким считалось крестьянское хозяйство, в котором использовался труд наемных или сезонных  рабочих, имелся доход в виде отработок, денежной или натуральной оплаты за предоставление рабочего скота и сельскохозяйственных машин другим хозяйствам, доход от  мельниц, маслобоек, от аренды земли, торговли, ростовщичества и спекуляции. К осени 1947г. райисполкомы и органы МВД-МГБ Молдавии собрали необходимые материалы о кулаках. В списки были включены 10154 хозяйства (2,1% от общего количества). В списки кулаков по с. Тирасполь Чадыр-Лунгского района решением сельсовета от 17 июля 1948г. были включены 9 кулацких хозяйств Киося В.И., Лазарева Н.Ф., Димова Н.Г., Константинова Д.К., Кулева М.И., Ворникова Г.П., Кисеева П.И., Орманжи С.П., Пашалы К.Д. Собранные на кулаков материалы несколько раз уточнялись, проверялись и дополнялись.  К середине февраля 1949г. органами госбезопасности Молдавии было учтено 40854 человека, в том числе 11281 глав семьи и 29573 – членов семей, из имущества учтены 12601 дом, 52518 га земли, сады, виноградники, скот. По 5 районам  компактного проживания гагаузов и болгар  было учтено 4157 человек, в т.ч. 930 глав семейств и 3227 членов семей.

Многие кулацкие семьи в районах компактного проживания гагаузов и болгар, не выдержав давления налогового пресса, бросали свои хозяйства и перебирались в соседние села и города, в частности, на Украину или нелегально уезжали в Румынию. Спасаясь от репрессий на Украину выехала семья Кулева Мины Ивановича  из с. Тирасполь и др.

В середине марта 1949г. на имя Сталина была направлена совместная просьба Бюро ЦК ВКП(б) по Молдавии, ЦК КП(б) и Совета Министров Молдавской ССР «разрешить выселить из Молдавской ССР кулаков, бывших помещиков, крупных торговцев, активных пособников немецких оккупантов и деятелей профашистских партий и организаций, белогвардейцев, а также семей вышеперечисленных категорий». Вскоре вопрос о проведении массовых депортаций из Молдавии был решен. 6 апреля 1949 года Совет Министров СССР принял постановление о выселении с территории Молдавии 11280 семей, составляющих 40850 человек. Руководство МГБ выбрало название операции «Юг». А 28 июня 1949г. соответствующее постановление было принято Советом Министров МССР. В нем утверждались представленные исполкомами городских и районных Советов депутатов трудящихся МССР списки кулаков, помещиков, крупных торговцев, всего в количестве 11342 семьи. Согласно этому постановлению, всех включенных в списки кулаков было решено «выселить вместе с семьями из пределов Молдавской Советской Социалистической Республики  на вечное поселение в отдаленные районы Союза ССР».

Боясь распространения слухов по поводу предстоящего выселения, республиканские власти затребовали от центральных органов ускорить проведение операции, подготовка к которой велась тщательно. Территория республики была разделена  на восемь секторов. В каждый из этих секторов уполномоченными были назначены работники госбезопасности, специально направленные в Молдавию, которые получили на руки соответствующие инструкции и пакет со списками депортируемых. Для перевозки депортируемых из сел до железнодорожных станций было собрано несколько тысяч машин. Чтобы не вызывать тревоги у населения, Совет Министров республики принял специальное постановление, в котором объявлялось о мобилизации грузового транспорта для вывозки зерна. Операция «Юг», как докладывал об ее итогах в Москву министр госбезопасности МССР Мордовец и уполномоченный МГБ СССР Ермолин, началась в 2 часа ночи 6 июля и закончилась в 8 часов вечера 7 июля. Ее проведение обеспечивали, судя по докладу, 4496 человек оперативного состава, в том числе 484 оперативных работника органов МГБ МССР и 4012 прикомандированных из других республик и областей СССР. Кроме них, в операции участвовали 13 774 солдат и офицеров войск МГБ и 4705 человек советско-партийного актива, т.е. более 21 тысячи человек.

Во время операции 6-7 июля 1949г. было выселено из пределов Молдавской ССР 11 293 семьи, или 35 050 человек, в том числе 9745 мужчин, 13924 женщины и 11381 ребенок до пятнадцатилетнего возраста. Это свидетельствует о самой сути советского режима. Из общего числа депортируемых две трети «классовых врагов» составляли женщины и дети.

Из докладной записки об итогах операции «Юг» по Кагульскому оперативному сектору от 9 июля 1949г. по районам выселяемые распределились следующим образом. По Вулканештскому району – 189 семей, Конгазскому району – 258 семьи, Тараклийскому району – 198 семей, Чадыр-Лунгскому району – 163 семьи. Кроме этого, из Комратского района подлежали высылке  112 семей.

Все семьи разместили в 30 эшелонах (1573 вагона), 1567 семей из числа утвержденных к высылке не были «подняты». Часть их к моменту выселения вступили в колхозы, некоторые сумели представить документы о службе членов их семей в Советской Армии или награждены орденами и медалями СССР, многие сотни семей спаслись бегством. А вот что вспоминает Кичук В.А. из с. Джолтай Чадыр-Лунгского района: «И вот июль 1949г. Рано утром (4 часа) в дом вошли солдаты и офицер. Мы еще спали и не слышали, что они сказали отцу. Проснулись от того, что мать плакала… В спешке и от волнения мы ничего, кроме того, что на себе одето и постельного белья  не взяли. Погрузили все на заранее приготовленные повозки и вывезли за село. Там ждали большие машины, на которые нас и погрузили. Повезли нас на станцию Кульма и погрузили в вагоны-телятники. В одном вагоне было до 10 семей. По пути следования двери и окна вагонов закрывались наглухо. Было очень жарко и душно. Люди оправлялись прямо в вагонах из-за длительных перегонов. Везли нас очень долго, больше месяца. Никого никуда не выпускали». Караман А.Р. из с. Бешалма Комратского района вспоминала: «В 1949 году, в 12 часов ночи к нашему дому подъехала машина с солдатами. Брат с женой удрали из дома, а я, Александра – 14 лет, убежала к сестре в Кирсово, где меня обнаружили солдаты. Я опять бросилась бежать, добежала до кладбища на краю села  и там поймали меня, но вначале мне вслед стреляли. Три раза выстрелили. Тогда крикнул зять, чтобы я остановилась. Я с испуга упала и меня без сознания кинули в машину, как была в одном платье, без обуви. Привезли меня в сельсовет … посадили на машину и отвезли в Бессарабку, где посадили в товарный вагон и отправили в Сибирь. Я не приходила в себя 17 суток, и пришла в себя, только когда поезд прибыл в Сибирь. Там нас поселили в какой-то казарме, где не было ничего, и мы спали сидя. А потом нас стали развозить по деревням, которые находились в лесу. Там нас поселили в деревянном бараке, где дали 1 комнату для всех 4 человек. Я пошла работать на узкоколейку и содержала всю семью – старенькую больную мать и двух племянников».

Реакция населения на операцию по выселению из Молдавии кулаков не была однозначной.                                     

Наряду с организованной «положительной» реакцией, были отмечены в спецсообщениях и отрицательные высказывания.  «Мы были огорчены, но не только мы, а все люди, т.к. из нашего села подняли самых лучших хозяев и отвезут их далеко, а куда, никто не знает, знает лишь один святой дух. Был такой плач и крик, они кричали: боже мой, что мы сделали и куда нас берут». Как отметили в опросе 2011г. репрессированные граждане – жители г. Чадыр-Лунга, среди основных причин  депортации их семей были следующие: нежелание вступать в колхозы, отказ добровольной передачи всего имущества, доносы, предательство со стороны сельчан, гонения всех неугодных власти людей.

Выселенные из республики несколько десятков тысяч граждан на вечное поселение в 1949г., были размещены в следующих областях России (данные на 1 января 1953г.): Курганская область - 13447,  Бурят - Монгольская АССР - 2718, Алтайский край - 4262,  Иркутская область – 3397, Амурская область - 989,  Кемеровская область – 1368, Хабаровский край - 911, другие области  - 7862. Высылка так называемых «антисоветских элементов», проведенная в ходе операции «Юг», ускорила процесс коллективизации в республике. Депортация кулацких семей создала атмосферу страха и способствовала ослаблению крестьянского сопротивления. К 1 сентября 1949г. в колхозы вступило большинство крестьян правобережной Молдовы. Коллективизация в Молдове была завершена, тысячи трудолюбивых, состоятельных и способных семей были  вырваны из родной земли, обречены на скитания, лишения и погибель.

*  *  *

6 июля 2019 г. в Молдове торжественно отметили день памяти жертв сталинских репрессий и 70-летие самой массовой депортации 1949г. Утром у памятника жертвам депортаций в сквере у железнодорожного вокзала в Кишиневе начались мероприятия, в которых участвовали сотни репрессированных со всей Молдовы, в т.ч. из Гагаузии. Поездка делегации из Гагаузии стала возможной благодаря содействию районных и региональных властей. Мероприятие в столице было организовано Правительством РМ. На митинге выступили премьер-министр РМ Майя Санду, Андрей Нэстасе - вице-премьер, министр внутренних дел, Октавиан Цыку - депутат Парламента РМ, историк,  Валентина Стурза - председатель Ассоциации бывших депортированных и политических заключенных Молдовы и др. В своей речи премьер-министр отметила, что пострадавшие от репрессий были хорошими людьми, хорошими хозяевами и хорошими работниками с высокими моральными ценностями  – «это была элита нашего народа». Далее Майя Санду сказала, что она осознает, что помощь, которую получают жертвы депортаций, очень мала, и необходимо, чтобы закон был изменен, и правительство инициирует процедуры в этом отношении. Выступающими было отмечено, что то, как репрессированные граждане выстояли перед несправедливостью и трудностями, это пример для нынешних поколений и правду об этих событиях нужно доносить  и до них. Валентина Стурза добавила, что в настоящее время в Республике Молдова проживает еще 7000 выживших после депортаций. После минуты молчания и возложения цветов участники митинга посетили выставку фотографий и документов, посвященную истории репрессий в Молдове.

*  *  *

В Чадыр-Лунге  состоялся традиционный митинг памяти, организованный общественной правозащитной организацией «Доорлук», в котором участвовали свыше 100 человек. А всего в Чадыр-Лунгском районе проживает 150 репрессированных граждан. Открыл митинг председатель организации Михаил Гагауз. Затем священником о.Вячеславом  была проведена панихида по погибшим и умершим. Среди выступивших в Чадыр-Лунге были Константин Келеш, советник Чадыр-Лунгского муниципального совета, Валентин Кара, председатель Чадыр-Лунгского района, краевед Константин Курдогло, автор нескольких книг, посвященных депортациям гагаузов. Все они отметили значимость этой скорбной даты, которую нужно помнить и отмечать.  Член Совета Светлана Капанжи рассказала о деятельности организации и о той культурно-просветительской работе, которую они проводят на протяжении 17 лет. Эти материалы нашли отражение в выставке об ОПО «Доорлук», представленной присутствовавшим. Проведение данного мероприятия стало возможным благодаря поддержке примэрии г.Чадыр-Лунги, Чадыр-Лунгской районной администрации, предпринимателей Пашалы Г.М. и Гончар С.Н.

С. КАПАНЖИ.
Член Совета ОПО «Доорлук», исследователь истории края.

P.S. Благодарю Чадыр - Лунгский районный архив за предоставленные материалы.