После Освобождения [от Османской империи] третьей по величине этнической общиной Варны были гагаузы. Это ясно видно из 8 этнически разделенных кварталов, разделяющих город. По словам доктора Борислава Денчева, по размеру они были ранжированы в следующем порядке: турецкий, греческий, гагаузский, армянский, еврейский, болгарский, татарский и цыганский. Гагаузы были преобладающим населением во многих окрестных селах. По словам архимандрита Иннокентия Софийского, село Кестрич (сегодня Виница) было населено в основном представителями этой общины. В своей статье «Происхождение гагаузов из села Кестрич», опубликованной 17 августа 1929 года в «Варненской областной газете» (№12), он пишет: «К северо-востоку от Варны, недалеко от моря, находится село Кестрич, в котором проживает 1628 человек, населенное так называемыми гагаузами.
Гагаузы в основном занимались виноградарством и, по словам их современников, они были вполне своенравными людьми. Антон Страшимиров [болгарский писатель, драматург, публицист, политик] пишет, что раньше они ходили с большими ножами на поясах, много пили и делали сумасшедшие вещи. Писатель сравнивает «виноградную половину Варны» с «маленькой темной республикой».

Центром этой «республики» был «Ченгене пазар», расположенный между греческим, армянским и гагаузским кварталами. 
Негативное отношение болгар того времени в отношении гагаузов было, отчасти, обусловлено их настойчивостью считать себя греками, но, с другой стороны, гагаузы в основном занимались виноградарством и таверной. Гагаузский район был центром тысяч грузчиков, водителей, моряков и множества неквалифицированных рабочих в порту, но таверны в «Ченгене пазар» славились лучшими винами и спиртными напитками. 
Обвинения в грекофилии весьма противоречивы, потому что даже сегодня, если вы спросите гагауза, каково его происхождение, наиболее распространенный ответ таков: Мы - «ески булгар», то есть старые болгары. Некоторые историки утверждают, что царь Фердинанд также поддерживал версию, что гагаузы были «ески булгар». Говорят, что в почетном карауле и его страже были только гагаузы, потому что, по словам царя, они были его самыми храбрыми воинами, готовыми умереть на своем посту.

Помолвка
Как бы они ни были идентичны или различны по происхождению с остальными болгарами, гагаузы остаются особенной яркой и странной этнической группой, и их выбор супруга подчиняется определенным запретам и требованиям. Достигая брачного возраста, молодые люди были обручены своими родителями, и никто не спрашивал их мнения (особенно девочку). Когда семья, в которой женился сын, проявила интерес к конкретной девушке, мать девочки посылала женщину-сваху, чтобы изучить достоинства парня и богатство его семьи. Затем мать рассказывала все своему мужу и, если он давал свое согласие, она отвечала положительно снова через сваху. Родители парня отправляли золото родителям девочки в качестве залога на согласие. Это называлось маленькой помолвкой, или «сеоз».
После маленькой помолвки обе стороны начинали готовиться к большой, называемой «нишан». Обмен подарками проводился по строгим правилам, но самое интересное, что со дня «сеоз» и до самой свадьбы девочке приходилось прятаться от всех и особенно от родителей парня. Чаще всего двое молодых людей никогда не видели друг друга и могли только догадываться, как будет выглядеть их будущая половинка только по описаниям свахи.

Свадьба
Сама свадьба длилась около недели, когда молодожены и их родители проходили через сложный ряд ритуалов. Все начиналось в среду с «мая тутмасж», замешивание дрожжей для хлеба.
В четверг замешивалось тесто и делали калачи, готовилась хна, а вечером делали «боя геджеси» - ритуальное нанесение хны, в котором участвовали только женщины. 
В пятницу все приглашенные на «боя геджеси» идут с невестой в баню. После бани они закрывают лицо невесты тканью, потому что на обратном пути они должны была пройти мимо дома родственников или знакомых, в котором уже находился жених, который выбрасывал из окна лакомства (лукум, орехи, изюм) и деньги.
В субботу они снова собирались и принимали одежду, которую прислал жених для невесты. 
В воскресенье девушку одевают в свадебную одежду и запирают в комнату, пока гости едят и пьют. Это особое веселье называется «долуджак». Вечером молодожены ложатся в отдельные комнаты. Дверь комнаты, в которой находится невеста, целую ночь охраняют «девери». На данном этапе свадебной церемонии молодожены все еще не виделись. На следующее утро невесту снова плотно прикрывают, и она наливает воду свекру, свекрови и жениху, чтобы те умылись, а затем снова закрывают в комнату. Вечером, когда снова начинается праздник «баллж-ракж», они выводят ее, и она целует руку всем гостям через накидку. Затем ее приводят в общую комнату, раздевают и укладывают в постель, а затем впускают туда жениха. Тогда он впервые видит невесту.
Для первой брачной ночи кровать подготавливалась крестной, которая на следующее утро выясняла, была ли невеста девственницей. Если это так, она показывала платье свекрови и матери невесты, а после этого приносила всем водку («татлы ракы»). В некоторых селах Варны платье надевали на дуршлак («калбур») и показывали всему роду, а члены рода клали на платье деньги. Деверь сообщал людям о чести невесты выстрелом в воздух, после чего начиналось большое веселье.
Если невеста не была девственницей, ее иногда заставляли подметать двор. Были времена, когда ее возвращали родителям или просили большое приданое. Согласно общеболгарской практике, ее отцу вручалось кружка с отверстием и с песней «Доброе утро, сватья. Пришел сказать вам, что ваша невеста вышла» [дословный перевод].

Гагаузское любовное письмо
Конечно, у каждого правила были свои исключения. Современные времена стали влиять на строгие нравы и обычаи гагаузов, потому что в 1912 году молодые девушки из этого сообщества начали узнавать что-то о любви. Делились своими чувствами со своими парнями. Доказательства освобождения от морали опубликованы в 5 выпуске юмористической газеты «Новая любовь» от 26 августа того же года. Редакция заявляет, что «Гагаузское любовное письмо» является подлинным и опубликовано только из-за уникального стиля автора. Вот что девушка отправила своему возлюбленному:

«Дорогой Коло!
С этим письмом спешу открыть тебе еще одну печаль, которая, как острый нож, вонзилась в мое сердце. Позавчера, когда ты пришел в поле и увидел меня, ты повернулся в сторону и не поздоровался со мной. И когда ты увидел Калиопи, которая живет на любовной улице, ты улыбнулся.
Ты должен знать, г-н Коло, что наша любовь – серьезная вещь и, если ты думаешь играться со мной, лучше найди себе другую. Есть и лучше меня. Я не пришла на встречу в поле, потому что была без настроения, и когда я вспомнила этот случай, мне стало грустно и обидно, и я не пришла.
Я тебя люблю. Знаю, что все, что попросишь, я дам. С наилучшими пожеланиями твоя, которая очень любит тебя и может быть станет твоей женой.


Въсилка Гюргиева.
Фабрикантка».

По-видимому, девушка серьезно пострадала от поведения своего возлюбленного, но это забавное письмо показывает, что в первом десятилетии двадцатого века гагаузские девушки, особенно городские, начали эмансипировать и пытались устроить свою жизнь самостоятельно. И так пришел конец серьезной и высокоуважаемой профессии «сваха».


Автор: МАРИЦА ГЪРДЕВА.
Перевел: музыкант 
Илья Драганов (г.Комрат).

https://www.chernomore.bg/jivot/2017-02-14/nepoznatata-istoriya-lyubov-po-gagauzki?fbclid=IwAR0lA2qD3kGFaDKI_j58-38br4i5o9a-qpQNpbQO1vnq9n8-Gr5mlpw2lA4