На железнодорожной стации Вулканешты безлюдно и тихо. Пассажирские поезда здесь не останавливаются давно, товарные грузятся, когда экономические агенты начинают вывозить на продажу зерно – это несколько десятков вагонов в сезон. Ещё меньше вагонов поступает на разгрузку - как правило, это удобрения или трубы. В 80-е - начале 90-х годов на станции Вулканешты разгружали по 130-150 вагонов в сутки и пропускали по 35 – 40 эшелонов, не считая пассажирских поездов. Сегодня через Вулканешты следуют в основном транзитные поезда в порты Рени и Джурджулешты.

Обеспечением безопасности движения на Вулканештском участке путей (1,8 км железнодорожного полотна) занимается коллектив из 12 человек под руководством начальника станции Октавиана Стефогло. Здесь также трудятся бригады электриков и путейцев, которые не находятся в подчинении у руководства Вулканештской станции. Электрики, например, напрямую подчиняются Джурджулештской станции, которая является головной на участке пути Колибаш-Кагул-Гречены-Вулканешты-Джурджулешты.

Директора станции я застала за пультом на посту электрической централизации - в настоящее время он совмещает функции руководителя с функциями дежурного по станции, так как одна из сотрудниц ушла в отпуск.

Пост электрической централизации - это сердце железнодорожной станции. Отсюда осуществляется приём, отправление и пропуск поездов по железнодорожной станции, контроль поездов на прилегающих к станции перегонах, а также руководство манёвровыми передвижениями. Занимается этим сменный дежурный по станции. Смена длится с 8.00 до 20.00 часов. Ночь и день отдыха, затем ещё 12 часов ночной смены, после которых даётся два дня отдыха. Работа очень напряженная и ответственная. Во-первых, требуется профильное образование не ниже среднего профессионального. Дежурный по станции должен иметь крепкие нервы, быть предельно внимательным, уметь оперативно принимать решения, прогнозировать ситуацию, чётко соблюдать инструкции. Подработка, работа по совместительству запрещены - в выходные положено полноценно отдыхать, восстанавливаться к следующей смене. Да вот только ситуация, сложившаяся в последнее время на молдавской железной дороге, не располагает к отдыху, психологической стабильности и душевному покою. Какой может быть отдых между сменами, когда в холодильнике пусто, а брать в магазине продукты в долг уже и стыдно, и невозможно? Как совладать с нервами, когда нечем оплачивать счета за коммунальные услуги и нет денег, чтобы обеспечить ребёнка всем, что необходимо школьнику?

С сентября прошлого года у молдавских железнодорожников начались задержки с выплатой заработной платы. Декабрьскую зарплату получили в начале апреля - после волны забастовок. Когда будет январская - неизвестно. Руководство ссылается на сложное положение, просит «взять себя в руки», потерпеть. Терпят. Зимой дежурные по станции работали, закутавшись в одеяло, - газ на станции отключили за долги. Городской телефон тоже отключен. Если нужно связаться с грузоотправителем или грузополучателем, звонить приходится по личному телефону. На канцелярские товары, инвентарь для уборки денег тоже не дают. Косить траву вдоль железнодорожного полотна советуют вручную, не хочешь – неси свою косилку, покупай за свой счёт бензин. Родной профсоюз безмолвствует, не торопится защищать трудящихся железной дороги. «Раньше хоть на 8-е марта давали по сто леев, в этом году даже не поздравили», - делятся сотрудницы станции.

Положение у государственного предприятия «Железная дорога Молдовы» (ЖДМ) не просто сложное, а плачевное. Убытки предприятия в 2019 году составили 26,5 млн. леев, а за 2020 год они достигли уже 228,8 миллиона. Как так получилось, что ни правительство, ни президент не заметили надвигающуюся катастрофу на государственном предприятии стратегического значения, уму непостижимо! Внимание на ЖДМ обратили только после того, как железнодорожники вышли на акции протеста, стали блокировать железнодорожные пути, требуя выплаты долгов по заработной плате. Самое поразительное, что ничего не заметила и Антикоррупционная прокуратура, мимо которой муха не пролетит. Только в этом году несколько примаров были отстранены от должности за нарушения - мелкие и смешные, по сравнению с тем, что делалось на железной дороге страны. Лишь в феврале этого года прокуратура наконец-то остановила свой «бдительный» взор на госпредприятии и начала расследование. Появились разговоры о коррупционных схемах, о хищениях в особо крупных размерах.

В конце апреля проблемы предприятия обсуждались и на заседании Высшего совета безопасности. Президент Майя Санду потребовала от правительства приостановить трудовой договор с действующим руководителем ЖДМ в связи с тем, что он не справился с управлением предприятия. В начале июня состоялся конкурс на замещение вакантной должности руководителя. Несмотря на катастрофическое положение госпредприятия, возглавить ЖДМ изъявили желание семь кандидатов. Конкурс выиграл Олег Тофилат, который занимал ранее должность советника по вопросам транспорта и инфраструктуры при правительстве Иона Кику.

Смена руководителя не вызывает энтузиазма у железнодорожников. Руководители ЖДМ меняются так часто, что их запомнить не успевают. А ситуация не улучшается.

«Молодежь увольняется и уезжает на заработки. Остаются специалисты предпенсионного возраста, которым и на московских стройках трудно устроиться. Престиж профессии упал ниже некуда. Я помню, с какой гордостью мы носили форму железнодорожника, с какой радостью шли на работу, хотя лёгкой её не назовёшь. «Знай, ты пришёл служить - это вторая армия», - говорила мама, которая была моим наставником. Сегодня мне стыдно где-то сказать, что я начальник железнодорожной станции. Никто не поверит, что оклад у начальника 3200 леев. Брат в Кагуле развозит пиццу, получает до 10 тысяч в месяц. Да что говорить, знакомый сторожем работает в тракторной бригаде, зарплата в два раза выше. Кстати, форму нам давно не дают, если хочешь - за свой счёт заказывай. Раньше была летняя и зимняя форма, обувь выдавали. Железная дорога никогда не была в убытке, её просто разобрали и доконали», - с горечью делится наболевшим потомственный железнодорожник с тридцатилетним стажем Октавиан Стефогло.

Дежурные по станции получают чуть больше, чем начальник - 3500 леев. У остальных сотрудников зарплата ниже трёх тысяч. Прожить на эти деньги сегодня сложно, но, когда и её не дают по полгода, люди впадают в отчаяние. Потому что никто не будет тебе бесконечно одалживать деньги, отпускать месяцами по записи продукты. Взять кредит практически тоже невозможно - банки не хотят рисковать, зная положение железнодорожников. Совсем беда, когда в семье оба супруга железнодорожники.

«А у нас ещё матери-одиночки работают. Вообще, в коллективе остались одни женщины, ребята уехали на заработки - пока на время, взяли отпуск за свой счёт. Уйдёт на пенсию наше поколение, и на железной дороге некому будет работать. Молодёжь покидает станционный посёлок, остаются пенсионеры, отдавшие всю жизнь железной дороге. Моя мама сорок лет здесь проработала, пенсия - 2 тысячи леев», - рассказывает Октавиан Ильич.

А те железнодорожники, у которых нет возможности уехать, с нетерпением ждут очередного трудового отпуска. «Отпуск мы берём, чтобы найти хоть какую работу и заработать на хлеб. Я со вчерашнего дня «отдыхаю», записалась на прашёвку кукурузы на поля одного из вулканештских сельхозпроизводителей. Вот такие наши Канары», - поделилась отпускными впечатлениями дежурная по станции Татьяна Евгеньевна Долапчи.

Вера КРЕЦУ.